воскресенье, 6 октября 2013 г.

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ.1918

Западный театр военных действий. 1918 год. 
После заключения перемирия с Россией ситуация, казалось, благоприятствовала центральным государствам. В их руках оказались обширные завоеванные территории. Германия отклонила мирные предложения, в которых содержались требования об освобождении территорий других стран. Она надеялась на победу.
С марта по июль немцы предприняли четыре большие операции, и все они принесли успех. Немцы снова приблизились к Парижу на 120 км, дальнобойные пушки фирмы Круппа могли обстреливать город. Новое наступление продвинуло их к Парижу еще на 60 км. Был прорван фронт во Фландрии, но разбить англичан не удалось. В апреле 1918 года главнокомандующим союзными войсками был назначен 66-летний генерал Фердинанд Фош, который до войны руководил высшим военным училищем и всю жизнь занимался военной историей, чтобы постигнуть мудрость командования войсками. Организуя противостояние бесконечным атакам немцев, Фош одновременно пытался сконцентрировать войска для контрнаступления. В июле франко-английские войска перехватили инициативу. Теперь в наступлении участвовали и американцы, но они, не имея опыта войны, пока топтались на месте. 26 сентября 1918 года началось общее наступление Антанты. 
87.jpg Фердинанд Фош. 
 88.jpg Антивоенный митинг в Берлине.  
В ноябре 1918 года в Германии произошла революция,власть императора Вильгельма свергнута.Он бежал в Голландию. В Германии провозглашена республика. 89.jpg Император Германии в Голландии . 
 90.jpg Конец войне.
 Здесь, в вагоне ,в Компьенском лесу , было подписано перемирие. 92.jpg Потерянное поколение 
Эта тишина — причина того, что образы прошлого пробуждают не столько Желания, сколько печаль, безмерную, неуемную тоску. Оно было, но больше не вернется. Оно ушло, стало другим миром, с которым для нас все покончено. В казармах эти образы прошлого вызывали у нас бурные порывы мятежных желаний. Тогда мы были еще связаны с ним, мы принадлежали ему, оно принадлежало нам, хотя мы и были разлучены. Эти образы всплывали при звуках солдатских песен, которые мы пели, отправляясь по утрам в луга на строевые учения; справа — алое зарево зари, слева — черные силуэты леса; в ту пору они были острым, отчетливым воспоминанием, которое еще жило в нас и исходило не извне, а от нас самих. Но здесь, в окопах, мы его утратили. Оно уже больше не пробуждается в нас — мы умерли, и оно отодвинулось куда-то вдаль, оно стало загадочным отблеском чего-то забытого, видением, которое иногда предстает перед нами; мы его боимся и любим его безнадежной любовью. Видения прошлого сильны, и наша тоска по прошлому тоже сильна, во оно недостижимо, и мы это знаем. Вспоминать о нем так же безнадежно, как ожидать, что ты станешь генералом. И даже если бы нам разрешили вернуться в те места, где прошла наша юность, мы, наверное, не знали бы, что нам там делать. Те тайные силы, которые чуть заметными токами текли от них к нам, уже нельзя воскресить. Вокруг нас были бы те же виды, мы бродили бы по тем же местам; мы с любовью узнавали бы их и были бы растроганы, увидев их вновь. Но мы испытали бы то же самое чувство, которое испытываешь, задумавшись над фотографией убитого товарища: это его черты, это его лицо, и пережитые вместе с ним дни приобретают в памяти обманчивую видимость настоящей жизни, но все-таки это не он сам... Сегодня мы бродили бы по родным местам как заезжие туристы. Над нами тяготеет проклятие — культ фактов. Мы различаем вещи, как торгаши, и понимаем необходимость, как мясники. Мы перестали быть беспечными, мы стали ужасающе равнодушными... Мы беспомощны, как покинутые дети, и многоопытны, как старики, мы стали черствыми, и жалкими, и поверхностными, — мне кажется, что нам уже не возродиться. (Э. М. Р е м а р к. На Западном фронте без перемен. М., 1988 . 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.