воскресенье, 6 октября 2013 г.

НОВЫЙ ЭТАП КАПИТАЛИЗМА

Завершение территориального раздела мира колониальными державами к началу XX в. Осознание сущности качественно нового состояния европейской и мировой истории в наступившем XX в. пришло не сразу. Переходный характер эпохи осознавался по-разному политиками, экономистами, философами, деятелями искусства и науки. Однако многочисленные книги и статьи определяли новую эпоху общим понятием «империализм» (от латинского — власть, государство, империя).
Первое, что было совершенно очевидно и требовало объяснения: почему весь мир именно в конце XIX — начале
XX в. был «охвачен невиданной лихорадкой империализма» (по выражению французского историка, современника событий). Действительно, колониальные захваты территорий,
создание империй, грабительская активность торговых компаний известны были многие десятилетия и столетия, но именно в последней четверти XIX в. развернулось ожесточенное соперничество небольшой группы индустриальных капиталистических государств за
захват территорий в Азии, Африке и на Тихом океане. Великобритания, Франция, объединенные Германия и Италия, а также Россия, США, Япония, более мелкие государства —
Бельгия, Голландия, Португалия, Испания — все приняли участие в вакханалии колониальных захватов и создании колониальных империй.
Больше всех преуспела Англия Еще совсем недавно, в 1852 г английский министр финансов Б Дизраэли заявлял, что «колонии — мельничные жернова на нашей шее». А за 1884—1900 гг. Англия приобрела 3,7 млн. кв. миль с населением в 57 млн. человек. Не намного отстала Франция, захватившая территорию в 3,6 млн. кв. миль с населением свыше 36 млн. человек. Германии досталось меньше — 1 млн. кв. миль с 16
млн. населения. Другие колониальные державы довольствовались меньшей добычей. В итоге к началу XX в.
в основном был завершен территориальный раздел мира между горсткой империалистических государств.
Главным объектом колониальной экспансии в это время была Африка. Крупнейшие африканские страны стали английскими колониями: Нигерия, Кения, Танганьика. В Южной Африке создана колония Родезия. Англия оккупировала Египет и Судан. Франция овладела Тунисом, Западной и частью Центральной Африки, Мадагаскаром. Германии достались земли так называемой германской Восточной и Юго-Западной Африки, Того, Камерун. Италия захватила Ливию и часть Сомали.
Кроме колоний в сферу экспансии капитала, в политическую и экономическую зависимость попали многие формально независимые государства в Азии, Африке и Латинской
Америке. Колонизаторы оправдывали свои захваты «цивилизаторской миссией», утверждая, что они несут тяжелое «бремя белого человека» в целях просвещения «диких туземцев». Знаменитый английский поэт Редъярд Киплинг, певец колониализма, по этому поводу писал:
Несите бремя белых —
И лучших сыновей
На тяжкий труд пошлите
За тридевять морей,
На службу к покоренным
Угрюмым племенам,
На службу к полудетям,
А может быть — чертям.
По мере расширения колониальных захватов предпринимались попытки объяснить мотивы экспансии. Одни утверждали, что колониализм — это неизбежное зло, преследующее человечество всю его историю: «империализм стар, как всемирная история». Другие оправдывали колониализм своей буржуазии, а колониальную политику других держав осуждали как негуманную и несправедливую.
Однако представление об империализме только как политическом явлении, вызванном психологическими, честолюбивыми мотивами не давало ответа на вопрос о сущности новых процессов в капиталистическом обществе. Оставались не выясненными экономические мотивы и всплеск колониальных захватов именно в конце XIX в., а также начавшаяся борьба за передел колоний. Изучение перемен в экономике ведущих индустриальных стран и в мировом хозяйстве позволило подойти к экономическому объяснению империализма.
Монополистическая стадия капитализма. В конце XIX — начале XX в. в экономической политике окончательно утвердился вывоз капитала над вывозом товаров.
Английский экономист Дж. Гобсон в книге «Империализм» (1902) обстоятельно описал экономические и политические особенности новейшего капитализма. Он заметил,
что Англия получила от внешней торговли (включая колониальную) в 1899 г. 18 млн. ф.ст., в то время как чистый доход от вывоза капитала превысил указанную сумму более чем
в 5 раз. Он также пришел к выводу, что именно финансисты стремятся к политическому захвату тех стран, где находятся наиболее выгодные капиталовложения. Банки, не прилагая никаких усилий для развития промышленности, получали очень высокие прибыли в качестве платы за посредничество при выпуске иностранных займов. Внешняя политика правительств, особенно таких государств, как Англия и Франция, руководствовалась не в последнюю очередь целями обеспечения рынков для выгодного помещения капиталов.
Таким образом, колониальная экспансия, прежде всего европейского капитала, в страны Азии, Африки и Латинской Америки прямо была связана с превращением промышленных
капиталистических стран в государства-кредиторы.
Большой вклад в понимание империализма внесли работа немецкого социал-демократа Р. Гильфердинга о финансовом капитале (1910) и популярный очерк В. И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916). В этих работах анализировался процесс концентрации производства и капитала, который выразился в образовании
крупных картелей, синдикатов, трестов, концернов, финансовых и банковских объединений, известных под общим понятием — монополии, поскольку они подчас занимали до-
минирующее, монопольное положение на рынках сбыта и в производстве. Таким монополиям становилось тесно в национальных рамках от «переизбытка» капитала, а экспансия
капитала в слаборазвитые страны давала возможность получить более высокие прибыли в виде процентов по займам, субсидирования железнодорожного строительства, разработки сырьевых ресурсов.
Формирование крупных промышленных и финансовых групп в экономике индустриальных капиталистических стран привело к качественным изменениям: на смену свободной конкуренции пришло ее ограничение монополией.
Благодаря преимуществам крупные корпорации стали занимать доминирующее, монопольное положение в отдельных сферах хозяйства, теснить и подавлять конкурентов, а
иногда могли тормозить распространение научных, технических и организационных новшеств. Хотя существовали тысячи мелких и средних предприятий и фирм (немонополистическая сфера хозяйства), господствующим фактором в экономике становятся монополии и финансовые объединения. Это стало характерной чертой и особенностью новой ступени развития капитализма.
Со становлением монополий в капиталистических государствах Европы совпадает и главная масса колониальных захватов, обострение борьбы за раздел мира. К старым моти-
вам колониальной политики прибавилась борьба за источники сырья, за вывоз капитала, за разграничение сфер влияния, за хозяйственную территорию. Определенную роль играли и военно-стратегические соображения, противодействие реальным и возможным конкурентам и противникам, что, однако, не исключало между ними полюбовных сделок и
тайных соглашений.
Новая стадия капитализма получила название монополистического капитализма или империализма. Его основные черты: 
  1. сочетание свободной конкуренции и монополии;
  2.  слияние промышленного и банковского капитала и образование финансовой олигархии;
  3.  территориальный и экономический раздел мира; 
  4. преобладание вывоза капитала в отличие от прежнего преимущественного вывоза товаров; 
  5. установление тесной связи финансового капитала с государственной машиной.
После завершения территориального раздела мира в конце XIX — начале XX в. сложилось всемирное капиталистическое хозяйство. Началась борьба за передел мира в соответствии с меняющимся соотношением сил между империалистическими державами. Милитаризация и гонка вооружений, особенно усиливавшиеся в первое десятилетие XX в.,стали предвестниками всемирной схватки империалистических держав.
Новая эпоха и политика буржуазного реформизма. Новая стадия капитализма характеризовалась установлением тесных связей между бизнесом и государственной властью. Более отчетливо проявила себя и органическая связь внешней и внутренней политики буржуазных государств. Внешняя экспансия далеко не ограничивалась простым удовлетворением корыстных интересов капитала. С внешними захватами и эксплуатацией колоний буржуазные политики связывали расчеты на ослабление социальных конфликтов в своих странах.
Известный английский империалист Сесиль Родс, по имени которого была названа Родезия, в 1895 г. говорил:
«Я был вчера в лондонском Ист-Энде (рабочий квартал) и посетил одно собрание безработных. Когда
я послушал там дикие речи, которые были сплошным криком «Хлеба, хлеба!», я, идя домой и размышляя о
виденном, убедился более, чем прежде, в важности империализма... Моя заветная идея есть решение социального вопроса, именно: чтобы спасти сорок миллионов жителей Соединенного Королевства от убийственной гражданской войны, мы, колониальные политики, должны завладеть новыми землями для помещения избытка населения, для приобретения областей сбыта товаров, производимых на фабриках и рудниках. Империя, я всегда говорил это, есть вопрос желудка. Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать
империалистами».
В период империализма усилилось влияние крупного бизнеса на принятие законодательных решений, на общий курс государственной политики. Нередкими стали перемещения высших государственных чиновников в кресла директоров компаний и банков и,наоборот, бизнесменов в правительственный аппарат (так называемая «личная уния»).
Однако государственная власть не становилась простой марионеткой отдельных, пусть самых могущественных монополий, она обладала известной самостоятельностью.
В период капитализма свободной конкуренции государственную власть мало заботила экономическая жизнь общества. Идейно-политическим течением, господствующим в
обществе, был либерализм.
С началом новой эпохи — перерастания капитализма в монополистическую стадию — идеи либерализма о невмешательстве государства в экономическую жизнь стали противоречить потребностям экономического развития и состоянию социальных отношений.
К тому же в конце XIX — начале XX в. получили широкое распространение социалистические идеи общественной собственности, централизованного управления хозяйственной
жизнью в интересах общества в целом, идеи социальной справедливости. Новые потребности усложнившейся экономики и острые социальные проблемы поставили в повестку дня вопрос о новой роли государства, о неизбежности активного вмешательства государства в регулирование социальных и экономических процессов.
Таким образом, вопрос о роли государства, о государственной политике и участии в ее осуществлении различных классов, социальных слоев и политических партий стал одним из центральных в общественной жизни индустриальных государств. Политика вмешательства капиталистического государства в регулирование социально-экономических
отношений получила название буржуазного реформизма.
Один из видных идеологов буржуазного реформизма Г. Шмоллер в 1894 г. так обосновывал необходимость этой политики:
«Наверняка останется безрезультатной попытка отнять сегодня у социал-демократа, у организованного рабочего его идеалы и его вождей, не изменив его сперва изнутри. Его необходимо успокоить, оставить ему для начала его утопии, но попытаться практически улучшить условия его рабочего дня, облегчить труд женщин и детей, изменить методы исчисления заработной платы, улучшить воспитание его детей, необходимо признать его профессиональные рабочие союзы, его коалиционное право, но одновременно ограничить отрицательные стороны коалиционного права посредством одновременного создания третейских судов, тарифных договоров, принятия соответствующего закона о профессиональных рабочих союзах».
Реформистская идеология имела целью воздействовать на политику правительств и государств, направляя ее в русло компромиссов и реформ. Однако такая политика еще не
встречала достаточно широкого отклика в массе предпринимателей и среди политических партий буржуазии.
Для империалистической эпохи была характерна и другая тенденция: курс на применение насилия, принуждения, склонность к реакции и подавлению демократических
устремлений трудящихся. Нередко эти две линии в буржуазной политике — тактика уступок и реформ и тактика насилия и отказа от уступок — сочетались в разных странах в той
или иной пропорции. В годы первой мировой войны политика социальных реформ была свернута и государственное регулирование приняло однобокий характер, обеспечивая капиталу прибыли, а рабочим — принудительный и изнурительный труд при снижении жизненного уровня.
Деятельность II Интернационала. В конце XIX — начале XX в. возросла активность партий II Интернационала. Важнейшим вопросом, стоявшим в повестке дня этой международной организации, объединявшей свыше двух десятков социалистических и рабочих партий, был вопрос об отношении социалистов к милитаризму, войне и колониализму. Уже первый конгресс II Интернационала, состоявшийся в Париже в 1889 г., осудил милитаризм и войну. Последующие конгрессы в Брюсселе (1891), Лондоне (1896), Париже (1900), Штутгарте (1907), Копенгагене (1910) и Базеле (1912) неизменно принимали анти-
военные, антиимпериалистские резолюции. С совместными заявлениями против милитаризации, готовящейся войны выступали социалистические партии Германии и Англии,
Франции и Германии. Однако в международном социалистическом и рабочем движении были и серьезные разногласия по вопросам тактики, стратегии, теории, особенно в оценке новых явлений и процессов в капиталистической экономике и государственной политике.
В 1899 г. немецкий социал-демократ Э. Бернштейн опубликовал книгу «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии», в которой подверг критике некоторые принципиальные положения марксистской теории. Ссылаясь на новые тенденции в развитии капитализма, Бернштейн указывал на ошибочность теории обнищания рабочего класса, на
преувеличение марксистами зрелости предпосылок социалистической революции, на недооценку ими потенциальных возможностей регулирования капиталистической экономики и значения реформ в прогрессе общества. Эти попытки пересмотра (ревизии) ряда теоретических положений марксизма впоследствии оправдались, однако тогда они были объявлены ревизионизмом, правым уклоном от марксистской теории и социал-
демократической практики, К. Каутский в том же году выступил с книгой «Антибернштейн», в которой с позиций «ортодоксального» марксизма подверг критике основные
тезисы Бернштейна. В России с таких же позиций против бернштейнианства выступил Г.В. Плеханов. Затем последовала критика ревизионизма слева, в том числе и со стороны В.
И. Ленина. Таким образом, четко обозначились три направления в европейской социал-демократии: правое, центристское и левое. Позиция центриста Каутского, выступившего со своей точкой зрения на империализм, вызвала со стороны левых, в том числе и В. И.Ленина, столь же резкую критику, как и правый ревизионизм. В европейской социал-
демократии в начале XX в. шла острая полемика. Отношения между представителями правой социал-демократии, центристами и левыми социал-демократами приняли враждебный характер. Однако организационное единство Интернационала сохранялось до первой мировой войны.


Вопросы и задания.
 1. Как был завершен территориальный передел мира?
 2. Расскажите об особенностях монополистической стадии капитализма.
 3. Охарактеризуйте проблему взаимоотношений государства и экономики. 
4. Дайте характеристику либерализму как господствующей идеологии наиболее развитых капиталистических стран.
 5. Расскажите о социалистической мысли и социалистических движениях конца XIX — начала XX в.

Инфо:
  • О. С. Сороко-Цюпа, В. П. Смирнов, В. С. Посконин. Мир в начале XX века, 1898—1918. Материалы к курсу «Новая история» для 10 кл. сред. шк.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.